ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДОМ ИЛЬИ!

Письмо Тюрину Николаю

...Благодарю за прекрасные книги. Я обещал подарить их областной библиотеке, где есть литобъединение молодых поэтов. Жаль, что нет на этих бесценных книгах твоего автографа.

Но прежде чем дарить, решил прочитать все сам. Некоторые стихотворения этого гениального мальчика, конечно, были мне знакомы. И я прежде всего стал искать не стихи, а то, что известно о нем. Меня потрясла биография Ильи, прожившего на этой земле такую короткую жизнь и успевшего так много и так щедро оставить нам в память о себе. Илья очень сложный поэт. Он говорит на языке, мало понятном не только его свестникам, но и всем нам, землянам.Он будет стоять в одном ряду с Тютчевым, Андреем Белым, Мандельштамом. Они тоже писали не для современников. Но этот юный гений шел неуклонно и непреодолимо к пушкинской простоте, к шекспировской ясности Слова. Свидетельство тому - стихи о топоре и Слове.Мы можем только горько сожалеть, что так мало он был на этой земле.Как много он мог бы еще сотворить!

Как и сына своего Иисуса, Господь забрал его к себе в наказание нам за нашу ничтожность. Так было и с Пушкиным. Когда он достиг небывалых вершин мысли и духа, жизнь его оборвалась. Я читаю воспоминания современников о Пушкине и ловлю себя на мысли, что все это неправда, Пушкин жив, Дантес и все остальное - это только недоразумение. Вот сейчас открою какую-то неизвестную человечеству подробность, и выяснится, что Поэт каким-то чудесным образом избежал гибели, продолжает творить , и мы еще встретимся с его новыми стихотворениями, романами, историческими поэмами. Но его с нами нет. И нам не дано узнать больше, чем отпущено Господом.

Это первые впечатления. Читать стихотворения Ильи нельзя залпом. Это - как соприкосновение с молнией.Даже просто читая, можно не выдержать высокого накала мысли и напряжения чувств. А каково было это написать! Ты совершенно права, когда говоришь, что корни этой поэзии переплелись с тютчевским Словом. Да. Но Тютчев дожил до глубокой старости, ему было отпущено время. У Ильи такого выбора не было. Он сгорел, попав в поле высочайшего напряжения собственной мысли...


Брянск, 9.06.2004



Об авторе:

Мохоров Эдуард Адександрович - собкор газеты "Трибуна" по Брянской области

Итак, мы открываем для всех, всех, всех, кому ведом интернет, обновленную версию сайта «Дом Ильи», созданного и появившегося в сети в 2012 году. В прошлом, 2017-м, по моему недомыслию, сайт был снят провайдером с делегирования, его контекст, как водится в таких случаях, обнулен. А «потерявши плачем»… На счастье отозвался старый телефонный номер и делавший вместе с Ириной Медведевой «Дом Ильи» программист Владимир Климанов сказал, что «кажется, что-то осталось в моих архивах»… Остались главная страница, названия разделов и рубрик, процентов 30 текстов, ещё меньше – иллюстраций. Однако решение было однозначно: дому сему надо жить и жить! Ведь не затем мы, родители Ильи, и множество наших замечательных друзей и соратников собрали под его виртуальной крышей драгоценный концентрат судьбы поэта, его стихов, рисунков, песен, публицистики, чтобы всё это однажды кануло в никуда. 
  
Отдельная тема – истинное сокровище текстов, по форме комментарийных, написанных «по поводу» тех или иных фактов творчества Ильи Тюрина, но по существу абсолютно самоценных, являющих собой блистательные образцы русской художественной критики. Истинно говорю вам: сейчас так не пишут! Да, все они опубликованы в 14-ти номерах альманаха «Илья», но можно ли сравнивать тираж превосходного, но камерного журнала с безграничностью интернета? 
  
При всём том время – зверь ненасытный. В мае 2016-го ушла из жизни Ира Медведева, мать Илюши, организатор и вдохновитель всех наших побед на ниве памяти о нём. Не стало хозяйки в доме виртуальном, да и реальном, земном тоже. Но по-тихому смириться с этой ничем и никем невосполнимой потерей, дать волю паутине и ржавчине забвения? Не сродни ли это предательству? Одним словом, мы продолжаем здесь и всегда наши стихи, песни, спектакли, мы вновь собираем друзей для сотворчества, памяти, печали и радости – поровну на всех. Может быть, комнат в «Доме Ильи» стало чуть поменьше, а потолки чуть пониже, не так светло за окнами и звуки, кажется, приглушены, но это первое впечатление. Дом жив, его двери открыты настежь, он по-прежнему рад каждому входящему. И это - главное. 

Николай Тюрин