Илья

...И вошел он там в пещеру и ночевал в ней. И вот, было к нему слово Господне, и сказал ему Господь: чтó ты здесь Илия? Он сказал: возревновал я о Господе Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечом; я остался один, но и моей души ищут, чтобы отнять ее.
И сказал: выйди и стань на горе перед лицом Господним. И вот Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом; но не в ветре Господь. 
После землетрясения огонь; но не в огне Господь. После огня веяние тихого ветра. Услышав сие, Илия закрыл лицо свое мúлотью своею, и вышел, и стал у входа в пещеру.
3-я Царств 19: 9-13

...И сказал ему Илия: останься здесь, ибо Господь посылает меня к Иордану. И сказал он: жив Господь и жива душа твоя! не оставлю тебя. И пошли оба... И взял Илья мúлоть свою, и свернул, и ударил ею по воду, и расступилась она туда и сюда, и перешли оба посуху. Когда они перешли, Илия сказал Елисею: проси, чтó сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя. И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне. И сказал он? Трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так; а если не увидишь, не будет. Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо. Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более. И схватил он одежды свои, и разодрал их на две части. И поднял мúлоть Илии, упавшую с него, и ударил ею по воде, и сказал: где Господь, Бог Илии, – Он Самый? И ударил по воде, и она расступилась туда и сюда, и перешел Елисей. И увидели его сыны пророков, которые в Иерихоне, издали, и сказали: опочил дух Илии на Елисее...

4-я Царств 2:6-15

* * *
Геннадий Рождественский.
Феликс Мендельсон-Бартольди, «Илия» (Диск 1, 2), 2007 год.

«Илия», оратория для солистов, хора и оркестра, op. 70


Великий немецкий композитор Феликс Мендельсон-Бартольди, начавший сочинять еще в детские годы, написал за свою короткую жизнь множество произведений в самых различных жанрах. Особое место в его творческом наследии занимает хоровая музыка, представленная как отдельными хорами, так и крупными произведениями для солистов, хора и оркестра. К числу последних принадлежат две монументальные оратории на библейские сюжеты – «Павел» (1834 – 1836) и «Илия» (1846). Стойкий интерес Мендельсона к хоровой музыке во многом шел от его учителя, композитора Карла Цельтера (написал около 100 хоров), активного пропагандиста творений величайших классиков XVIII века – И. О. Баха и Г. Ф. Генделя. Сам Мендельсон в возрасте 20 лет впервые исполнил под своим управлением (после почти полного столетнего забвения) гениальные «Страсти по Матфею» И. С. Баха. Примерно в это же время возник его интерес к Генделю, еще более усилившийся после поездки в Англию, где исполнение ораторий этого композитора было традицией. Оратории Мендельсона отразили сильнейшие впечатления от исполнений генделевских ораторий. Другой побудительной причиной возникновения этих монументальных вокально-симфонических композиций был общественный подъем в Германии накануне революции 1848-1849 гг. В ораториях Мендельсона, как прежде у Генделя, отражены судьбы народов, во главе стоят крупные мифологические личности – пророки, апостолы. Премьера оратории «Илия» состоялась, однако, не в Германии, но в английском городе Бирмингеме в 1846 году. «Еще ни одна моя вещь, при первом исполнении, не проходила так превосходно, не была принята с таким энтузиазмом и исполнителями и слушателями, как эта оратория», – писал Мендельсон своему брату.

Герой оратории – ветхозаветный пророк Илия. Он возвещает людям Божественную волю, избавляет от стихийных бедствий, болезней и смерти, побеждает в споре жрецов чуждого иудеям бога Ваала и, согласно библейскому сказанию, живым возносится на небо. Общий величественный облик оратории, как и у Генделя, во многом определяется широким использованием больших хоровых масс, причем хор может изображать как определенную группу народа, так и выполнять функцию повествования о событиях, приобретая эпический склад. Среди же сольных эпизодов типа арий встречаются образцы тонкой, чисто романтической лирики. Все эпизоды – сюжетные и повествовательные – составляют композицию, подобную серии оперных «номеров». В двух частях оратории они сюжетно и по смыслу объединяются в более крупные сцены. Необычно начало оратории: вместо традиционной увертюры грозный речитатив Илии на фоне сурового хорала в оркестре. Сразу перед слушателями предстает могучий образ пророка: «В этот год не будет ни росы, ни дождя», – объявляет он кару за людские грехи. Смятение народа выражается далее в патетического характера увертюре и в первом хоре «Помоги, Господь!», переходящем в хоровой речитатив, в котором описываются беды, вызванные засухой.

В своем развитии оратория «Илия» не подчиняется последовательному раскрытию сюжета: в ней представлены отдельные эпизоды из жизни легендарного пророка и окружающего народа. Массовые сцены, героически приподнятые арии и речитативы, накал драматизма оттеняются камерными, носящими более личный характер, эпизодами. Хрупкой лирикой отмечена, например, молитва двух женских голосов (№ 2). В лирическом ключе выдержана сцена Илии и вдовы, сын которой умер, но стараниями Илии оживлен после его троекратной молитвы, обращенной к Богу. Как могучие столбы «здание» оратории подпирают часто возникающие величественные хоры (в ряде случаев полифонические, фугированные), развивающие традиции Баха и Генделя. Краткий, но мощный по воздействию хор в маршевом ритме оптимистически завершает эту – в основном суровую и драматичную – ораторию Мендельсона, одно из лучших его творений.
Профессор Г. В. Крауклис


Исполнители:
Яна Бесядынская (сопрано I) – Вдова
Оксана Лесничая (сопрано II)
Светлана Трифонова (альт) – Ангел
Алла Фейгинова (альт) – Ангел
Юлия Проняева (альт) – Царица
Андрей Дунаев (тенор) – Царь Ахав, Авдий
Владимир Байков (бас) – Илия
Дмитрий Сидоров (дискант) – Отрок
Концертмейстер – Людмила Жиленкова
Симфонический оркестр Большого зала Московской консерватории Художественный руководитель – Леонид Николаев.
Хор Московской консерватории Художественный руководитель – Станислав Калинин
Дирижер – Геннадий Рождественский

Композитор: Феликс Мендельсон-Бартольди (1809-1847)
Российская премьера: 24-25 декабря 1999 г. - сначала в Большом зале консерватории, а на следующий день в Концертном зале им. Чайковского

 

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ



* * *
...Поехал он во чисто поле.
Он и бьет коня по крутым бедрам,
Пробиват кожу до чернá мяса,
Ретивой его конь осержается,
Прочь от земли отделяется,
Он и скачет выше дерева стоячего,
Чуть пониже облака ходячего.
Первый скок скочил на пятнадцать верст;
В другой скочил, - колодезь стал;
У колодезя срубил сырой дуб,
У колодезя поставил часовенку,
На часовне ставил свое имечко:
«Ехал такой-то сильный могучий богатырь,
Илья Муромец сын Иванович»;
В третий скочил - под Чернигов-град.
Под Черниговом стоит сила - сметы нет;
Под Черниговом стоят три царевича,
С каждым силы сорок тысячей.
Берет он в руки саблю боёвую,
Учал по силушке погуливать:
Где повернется, делал улицы,
Поворотится - часты площади.
Добивается до трех царевичей,
Тут возговорит Илья таково слово:
«Ох вы гой еси, мои три царевича!
Во полон ли мне вас взять?
А с вас буйны головы снять?
Как в полон мне вас взять, -
У меня дорóги заезжие и хлеба завозные;
А как головы снять, - царски семена погубить.
Вы поедьте по своим местам,
Вы чините везде такову славу,
Что Святая Русь не пуста стоит,
На Святой Руси есть сильны могучи богатыри».

* * *
1 января – день памяти монаха-подвижника Илии Муромца (ХП век), которого молва отождествляет с былинным богатырем Ильей Муромцем.

* * *
...В былинном селе Карачаеве, что ныне входит в черту одного из древнейших городов России – Мурома, в присутствии городских властей, местного духовенства и жителей прошло торжественное освящение мемориальной доски. Увековечивающей память о славном русском богатыре, преподобном Илье Муромце... Деревянная доска, изготовленная муромским резчиком, членом Союза художников России Сергеем Субботиным, была укреплена на доме №279 (на улице Приокской – сост.). По преданию, именно на этом месте когда-то стояла изба родителей Ильи Муромца – Ивана Тимофеевича и Ефросинии Яковлевны...
Но известны и другие места, связанные с Ильей Муромцем... Это и Троицкая церковь, и гора в Карачаеве, и святой камень (окаменевший ком земли, упавший с копыта богатырского коня при первом скоке) в саду дома №6 по улице Мира (бывшей Троицкой), и святой источник в овраге под Троицкой церковью, и другие легендарные места. И прежде всего частица мощей преподобного Ильи Муромца, хранящаяся ныне в возрожденном храме Гурия, Самона и Авива, что на карачаровском кладбище...

(Из статьи Альберта Удалова «Илья Муромец», «Парламентская газета», 22 декабря 2000)