Статьи и эссе

К оглавлению 

18 августа в эфире РТР был показан концерт под названием «Ты прав», прошедший в Челябинске и организованный коалицией бывших «молодых реформаторов», широко известной как «Правое дело». Поскольку все мероприятия подобного рода строятся по единым законам, трудно охарактеризовать это событие как оригинальное или в чем-то выдающееся. Однако несколько довольно любопытных моментов, касающихся как «Правого дела», так и непосредственно концерта, отметить все же хотелось бы.

Но что собственно такое – «Правое дело»? Нет, это не фрагмент цитаты из Иосифа Виссарионовича («Наше дело правое – мы победим!» – сказал через месяц после начала войны, когда наконец-то в нее поверил). Это также не строчка из гимна СССР («на правое дело он поднял народы»). Это – предвыборное объединение, гарантирующее нам долгожданное освобождение от коммунистического прошлого и твердую поступь в направлении светлого демократического будущего. Можно освежить в памяти и состав участников – так сказать, передний край: Анатолий Чубайс, Сергей Кириенко, Борис Немцов, Борис Федоров, Ирина Хакамада. Все это простые, казалось бы, незаносчивые, условно молодые ребята. А Кириенко с Немцовым – даже с рабочим классом на дружеской ноге: оба любят вспомнить, как в день отставки правительства пошли, вооружившись поллитрой, прощаться с шахтерами, бастовавшими в то время на Горбатом мосту. О том, как шахтеры их встретили они, правда, вспоминать не любят. Но вот, что характерно для всех поименованных людей – так это полное отсутствие чувствительности к тому, что думает о них страна, той обратной связи, которая в просторечии зовется совестью. Ну и пусть все, кому было, что терять до 17 августа на ночь вместо молитвы перемывают кости Кириенке, Немцову и Федорову. Не говоря уже о Чубайсе: от звука этого имени в России со времен ваучера начинают плакать младенцы. А им – ничего. Для них все в мире, пользуясь их же фразеологией, – либо «абсолютно четко», либо «совершенно понятно». Они не только будут продолжать жить по-прежнему, но и попытаются убедить всех, кого смогут, в том, что ничего не случилось.

А с кем в нашем обществе еще можно без особых затрат такое проделать? Ну, конечно же, с молодежью. В период между получением паспорта и трудовой книжкой решения принимаются особенно легко. На дворе лето, экзамены сдал, настроение прекрасное – пойдем, проголосуем за «Правое дело». Но все же так просто это не устроишь: публику нужно и обработать. И вот здесь вступает в бой тяжелая артиллерия. На сцене стоит шоумен Николай Фоменко. Он говорит: «Майки с надписью «Ты прав» все получили? А теперь снимите их и по моей команде начинаем вертеть над головами». Этим убиты два зайца: во-первых, достигается, так сказать, духовное единение масс со своими пророками (Немцов с Хакамадой, почтивший концерт собственным присутствием, тоже совершают какие-то телодвижения). А во-вторых, прямая выгода: фотография толпы, машущей фирменными демократическими футболками, пойдет в Интернет.

Законы жанра соблюдены. Кстати, о законах. Согласно новым, недавно оглашенным правилам ведения предвыборной борьбы запрещена любая агитация за объединение, не прошедшее регистрацию в качестве участника предстоящих выборов. Как раз 18 августа, в день эфира, было объявлено о регистрации первого и на тот момент единственного объединения – блока «Голос России». А раз так, значит передача из Челябинска – мероприятие противозаконное. Но таких проблем для «Правого дела» не существует. В самом деле – что значит какое-то решение ЦИК для таких опытных людей как Чубайс и Немцов, к которым в разное время у следователей разных городов России периодически появляются разные интересные вопросы. Нет, у них совсем иной масштаб. Но в конце концов, это все ошибки молодости. И потом – разве нет в «Правом деле» людей, с незапятнанной репутацией? Есть, как не быть. К примеру, выясняется, что существует в мире Ирина Хакамада. И не просто существует – кричит в микрофон на концерте: «Женщину – в президенты России!» Пять лет после прошлых выборов народ жил себе, каждый день смотрел по телевизору новости и ни о каких итогах работы депутата, а позже министра Хакамады слыхом не слыхивал. Не следует ли из этого, что деятели подобного рода – скорее лишь имитаторы государственной деятельности, чем по настоящему работающие политики?

Но, так или иначе, все заканчивается. Концерт, видимо из-за относительной скудости партийной кассы не оказался долгим. И нам остается подвести некоторые предварительные итоги. Эти итоги печальны. Во-первых, основная сила «демократического» толка на выборах в Государственную Думу будет представлена людьми циничными и бессовестными, не брезгующими нарушать закон, не боящимися проверять свои детские теории на экономике огромной стороны, не стыдящимися ставить на народе варварский эксперимент, а потом приходить к нему запросто с бутылкой водки. А во-вторых, как показала эта последняя акция, эпоха заигрывания с молодежью, расцветшая на выборах 1996 года, закончена. Отныне ей будут только диктовать. Это отчетливо слышалось в железных раскатах голоса ведущего Фоменко, который буквально давил, наседал на публику – публику, просто пришедшую на концерт. Это видно и по размаху грядущего тура «Правого дела». Это видно и по тому, что экс-«молодые реформаторы» готовы пойти на прямой конфликт с Центральной избирательной Комиссией, лишь бы внушить свою волю доверчивым ценителям «Морального кодекса», Владимира Кузьмина и других модных исполнителей, задействованных в концерте. Однако блестящая идея приручить целое поколение может выйти боком своим авторам (этих авторов много и вне «Правого дела»). Недобросовестные политики должны осознать, какой мощи противодействие они накликают на свою голову. Миллионы наших молодых людей в силу возраста и свойственного юности настроя просто не понимают, что их нагло используют в личных целях. Но я не хотел бы оказаться на месте правителей в тот момент, когда они это наконец поймут.

20-23 августа 1999

Статья опубликована в «Парламентской газете» 27 августа 1999