Фонотека

Исполнитель – Илья Тюрин. 

Компакт-диск выпущен друзьями в 2000 году с оригиналов, записанных Ильей Тюриным в 1997-1999 гг. Кроме песни «Почему так случается?», которая записана вместе с Петром Быстровым 24 августа 1999 года – в день трагической гибели Ильи.

Содержание

01. Ровесник Луны

02. В разные стороны

03. В чем цель?

04. Не для нас!

05. ПК («Красный ящик на белой стене»)

06. С неба падает шар (в соавторстве с ТруПКой - М. Местецким)

07. Плевок общества (в соавторстве с ТруПКой - М. Местецким)

08. В форточку

09. Армия лысых

10. Солнце-старик

11. Формула смерти

12. Великий больной

13. Тот свет

14. Кто ты такой?

15. Медалист

16. Медицина

17. Кока-кола

18. С днем рождения, город

19. Военкомат

20. Мусор

21. Будущее не придет без меня

22. Наука и жизнь

23. Наполовину

24. Как в кино

25. Ночные шаги

26. Я увидел тебя

27. Почему так случается?



01. РОВЕСНИК ЛУНЫ
В солнечный день у подножья моста
Спали с виду бомжи, Неба сыны,
И один был на год старше Христа,
А другой был – ровесник Луны.
И проснулись они, повели разговор,
Разложив на газете хлеб и вино.
И был этот с виду мелочный спор
Разгадкой того, что мы ищем давно.
А-а-а-а, Ровесник Луны!

Спорили долго; месяц-варан
Аккуратно последние капли налил
В их с виду обычный граненый стакан –
Кубок царей древней земли.
Летнюю ночь отразила река,
И в ней растворились Неба сыны:
С виду обычные два старика –
Ровесник Христа и ровесник Луны.
А-а-а-а, Ровесник Луны!

1995


02. В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ

Упали стены под звуки труб
И ритуально открылись рты,
Печальны все мы уже к утру:
Палач опальный взорвал мосты.
И мы в разные стороны,
И мы в разные стороны,
Все мы в разные стороны
По дорогам пойдем.

Мы ставим сети на дураков,
Сжигаем мысли в ночных кострах,
А пьяный ветер коротких слов
Гремит как выстрел в ночных лесах.
И мы в разные стороны,
И мы в разные стороны,
Все мы в разные стороны
По дорогам пойдем.

1995


03. В ЧЕМ ЦЕЛЬ?

Пьяный Бог покинул трон,
Шумно выплеснул вино,
И спустился в мир ветров,
Как будто впал в тяжелый сон,
Будто вспомнил бывшее давно.
Он забрел в пустынный лес
И упал лицом в траву:
«Неужели я так слаб,
Что затерялся и исчез
В этом мире, как во рву?»

И всю ночь старик в истерике катался меж корней,
А потом он вдруг затих...

«Лишь скажите мне, в чем цель недели той?
Я творил и был счастливый и святой.
А теперь я пьян, и лик мой стерт с икон...»
Но рассвет вдруг прервал
Его проклятий тяжкий стон,
И закрыл ему глаза глубокий сон,
Чтоб старик молчал и не искал ответ,
Где ответа нет.

А наутро слух прошел,
Будто Бога больше нет,
И число костров вписал
В главу с названием «раскол»
Тот, кто стар, угрюм и сед.
Ждали все (не спали ночь!)
Извержений и комет. Долго были,
Но устали и послали
Мысли прочь: нет, так нет!

А потом два идиота принесли в музей скелет,
Что нашли в тот день в лесу...

«Лишь скажите мне, в чем цель недели той?
Я творил и был счастливый и святой,
А теперь я пьян, и лик мой стерт с икон...»
Но рассвет вдруг прервал
Его проклятий тяжкий стон
И закрыл ему глаза глубокий сон,
Чтоб старик молчал и не искал ответ,
Где ответа нет.
Где ответа нет...
Где ответа нет!

1995


04. НЕ ДЛЯ НАС!

Продают, покупают, воюют и празднуют даты,
И глядят из-под тучных бровей, но не видят ни зги,
Облаченные взяткой в костюм и блестящие латы,
И шагнув из пустого бессилья на наши мозги.
Это не для нас!

Стать одним из них очень почетно и дьявольски просто:
Нужно только поверить, что все и везде хорошо.
И потом ты, навеки покрывшись пиджачной коростой,
Осознаешь всем трупом, к какому дерьму ты пришел.
Это не для нас!


05. ПК
(«Красный ящик на белой стене»)

По улице имени Неба идя
Увидишь ты Угол Всех Святых,
Туда вбиты два криво-ржавых гвоздя,
И на них – мой единственный дом висит.
В этом доме живется радостно мне,
Хоть из мебели – только один шланг.
Мой дом – красный ящик на белой стене,
Мой дом – Пожарный Кран.

Приезжая с работы, в открытую дверь
Я влезаю с очень большим трудом.
Не поймет ни один, сколько метром ни мерь,
Как огромен мой красный ящик-дом.
В этом доме живется радостно мне,
Хоть из мебели – только один шланг.
Мой дом – красный ящик на белой стене,
Мой дом – Пожарный Кран.

12.04.1994


06. С НЕБА ПАДАЕТ ШАР
(в соавторстве с ТруПКой - М. Местецким)

Странным жестом указав куда-то вдаль,
Я направил на восток за строем строй,
Я сказал им: «Там вы наедете покой».
И народы побрели куда-то вдаль
Через реки, через солнечный пожар,
Чтоб увидеть, как с неба падает шар...
Чтоб увидеть, как с неба падает шар...


 07. ПЛЕВОК ОБЩЕСТВА

В соавторстве с Ф. ТруПКой (Михаилом Местецким)

Я смотрю в свое окно и там –
Мое утро в черно-белом стекле.
Я доступен чужим ногам,
Я размазан по мокрой земле.
Мне не важно который час,
Мне не важно который день,
Для меня вы Боги, а я для вас –
Меньше чем дым, меньше чем тень.
Меньше чем дым, меньше чем тень...
Я плевок общества!
Я плевок общества!
Поглядев на землю с высоты,
Встанет солнце из-за пыльных рек,
И вдруг скажет мне: «Ведь это ты –
Самый человечный человек.
Упираясь в небо головой,
Ходят толпы чудаков одних,
Ну а ты лежишь на мостовой,
Тем не менее, ты выше них.
На мостовой – ты выше них...
Я плевок общества!
Я плевок общества!

Июнь 1994


08. В ФОРТОЧКУ

Я брожу по тротуарам –
Вроде бы живу,
Мне б упасть лицом усталым
В мокрую траву.
А когда в подушку ночью
Что-то бормочу,
Я в форточку
вылететь хочу!

Всем конец один подпишет
Мировой палач:
Кто лежит в гранитной нише,
Кто завернут в плащ.
Ну а если чье-то тело
Не найдут средь прочих тел,
Он в форточку
Ночью улетел!

Скрывшись в мир водопровода,
Жизни ставя пат,
Компенсируя восходы
Лампой в двести ватт,
Все ж однажды вечной ночью
Ты захочешь дня,
А форточка...
Закрыта для тебя.

Июль 1994


09. АРМИЯ ЛЫСЫХ

Дайте мне глину и пару часов,
А потом вот с этих ворот
Упадет, как застреленный, древний засов,
И вы увидите странный народ.
Их лысые головы вас удивят,
Вы засмеетесь: «Уж очень слабы»,
Но, когда одного из вас ночью съедят,
Вы сбежите, Господни рабы,
От армии лысых...

Ваша цивилизация так же падет
Как рушится спиленный сук,
И в лес ваше стадо от лысых уйдет,
Издавши беспомощный звук.
Вас не греет надежда бессмертными стать,
Но желудок сильнее мозгов,
И веками вы будете то проклинать,
Что я создал за пару часов:
Мою армию лысых...

1995


10. СОЛНЦЕ-СТАРИК

Солнце-старик смотрит на мир с потолка Дома Богов.
Солнце-старик слышит, как льется река судеб и снов.
И каждый из тех, кто от него далеко, тех, кто внизу,
Крошечный век прожил – и в яму его с плачем везут.
Он легок, как дым, и слаб его ум,
Что стонет под грузом бессмысленных дум.
Он только родился и тут же умрет,
Так в чем его сила? Зачем он живет?
Время текло, многие годы подряд видел он нас,
Лишь сквозь стекло можем мы вынести
взгляд огненных глаз.
И чувствуя крик, что источает река судеб и снов,
Солнце-старик смотрит на мир с потолка Дома Богов.
Дома Богов...

1995


11. ФОРМУЛА СМЕРТИ

Нищий город рисует свой автопортрет,
Ощетинясь когтями мостов.
Кисть выводит меня – я еще не отпет
Неустанной молитвой часов.
Я еще не умчался, пустив пузыри,
В бесконечную бочку смертей
И не видел, как странные люди внутри
Ищут формулу тысяч смертей.
Формула смерти ждет последней знака,
Формула смерти ждет последнего вздоха...

Она рядом, за дверью – неправильный свет
За бетонными тушами стен,
Далеко от тех мест, где по сводкам газет
Ожидают больших перемен,
Где проценты сгущаются в капли дождей
И текут в амбразуры умов,
А умы ищут формулу сотен смертей –
Не хватает безумствия слов.
Формула смерти ждет последнего знака,
Формула смерти ждет последнего вздоха...

1995


12. ВЕЛИКИЙ БОЛЬНОЙ

Может быть, я еще мертв?
Боже мой, как я сумел,
Скорчившись, вырваться из-под поющих колес?
Путаясь в облаке дышащих бодростью тел,
Боже мой, как я сумел?
Северный памятник снам,
Веером движется лес,
Созданный каменным так не по нашей вине,
Сосланный к варварам из-под земли
И с небес – город мой, ветреный храм.

Я – Великий больной в красном углу обжитых одеял,
Я – Великий больной в шумном халате
отравленных строк.

В зеркале лживых бумаг меркнули шпили и дни,
Я возвращался из дыма и пыли к тебе,
Город, сыгравший лучами отбой на трубе,
Знающий время эпических саг.
Может быть, я еще мертв?
Боже мой, как я сумел,
Скорчившись, вырваться из-под поющих колес?
Путаясь в облаке дышащих бодростью тел,
Боже мой, как я сумел?

Я – Великий больной в красном углу обжитых одеял,
Я – Великий больной в шумном халате
отравленных строк...

1995–1996


13. ТОТ СВЕТ

В соавторстве с Ф. ТруПКой (Михаилом Местецким)

Я вхожу в город ДИТ, шевелясь как во сне,
На безумных трамваях сквозь дьявольский храм,
Вижу сотни домов в запотевшем окне,
Выхожу на аллею, а там:
Густо политый солнечной грязью кумир,
Сердце буйных пиров и невиданных месс,
И он кажется дверью в потерянных мир,
Только я понимаю, что здесь:
Тот Свет!
На бульваре Синих глаз, на перекрестке Алых роз.
Тот Свет!
На высоком постаменте золотой Иисус Христос.

Этот путь в небо строили столько эпох.
И считали ступени, и падали вниз,
И устало хрипели: «Ну, где этот Бог?!»
И лжецов вызывали на бис.
И один объяснил, что «народ не поймет»,
Что «долой», что «к ответу», что «ложь» и «обман»,
И ступени взорвали, и свергли с высот,
И отлит был Священный Болван:
Тот Свет!
На бульваре Синих глаз, на перекрестке Алых роз.
Тот Свет!
На высоком постаменте золотой Иисус Христос.

20 января 1996


14. КТО ТЫ ТАКОЙ?

Здравствуй, Божество,
Знай, что я – не твой,
Прежде дай понять,
Кто ты такой!
Да, ты выиграл блиц
В океанах лиц,
Но не мне казниться их вином.
А когда исчезнут звуки дня,
Ты мой услышишь голос:
Эй, кто ты такой,
Чтоб я без слов
В дар приносил дневной улов –
Души стихов, дур, дураков?
И человеков?
И будет ночами
Плакать свет,
Там, где молитва –
Слово «нет»,
Сотня планет, рифмованный бред!..
Век! За веком!

1995


15. МЕДАЛИСТ

Медалист, ты возьми два гвоздя, ты возьми молоток,
И еще два гвоздя, если с первыми что-то случится,
И прибей, медалист, ты ко лбу свой кружок золотой –
Чтобы видели все, как ты в школе прекрасно учился.

Ты прибей, медалист, да повыше
свой кровный металл,
Ты ровней приложи и стучи по порядку, без спешки,
Чтобы видели все, как ты строго себя воспитал,
Несмотря на обидные прозвища, крики, насмешки.

И иди далеко: пред тобою открыты давно
Все дороги – широкие, светлые, нету им счета,
И входи, медалист, во все двери помимо одной:
Полусгнившей калиточки черного хода.

И расступится лес, и сомкнутся широкие дали,
И знамена Кремля обдадут тебя ласковым ветром:
Ведь ко лбу своему ты прибил золотую медаль –
Пусть она и в аду тебе светит казенным билетом.

1998


16. МЕДИЦИНА

Я не настоящий патриот:
Я не стану вспарывать живот,
Если расчудесная страна
В руки Штатов перейдет.
И когда опять придет война,
Не пришью к халату галуна,
Но во мне по-прежнему живет –
Медицина,
Медицина...

Действия мои уже просты,
Я теряю лишние черты,
Мгла перебирается в тона
И на белые листы.
Так и мне становится видна
Мною возведенная стена:
Вот твоя начальная цена –
Медицина,
Медицина...

1997


17. КОКА-КОЛА

Нет, меня не обмануть,
Я точно знаю, что мне нужно:
между мной и подбородком пусто,
Нет одной приметы –
Жестяная банка катит мимо, описав окружность.
Я готов к полету –
Только нет ни неба, ни ракеты.
Это кока-кола.

Нет, меня не обмануть,
Я чувствую как льется жидкость,
И струя почти без звука
Создает морскую пену,
Наполняются стаканы,
Обнаруживая редкость
Дайте мне один из них,
Создайте временную вену:
Это кока-кола.

Я увижу красный берег
В изоляции тумана,
Берег счастья, до которого
Нельзя дойти бесплатно.
До него остались только
Километры океана:
Это кока-кола.

1997


18. С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ГОРОД
(К 850-летию Москвы)

Хоть легко дураков задушить,
Пусть такого не будет со мною,
Но в деревне их день пережить –
Я надеюсь, я это устрою.

С днем рождения, город, с днем рождения, город,
С днем рождения, город, с днем рождения, город.

Я поэтому весел теперь
И тоски не скрываю дорожной:
Снова еду от новых потерь,
Как в острог завсегдатай острожный.
С днем рождения, город, с днем рождения, город,
С днем рождения, город, с днем рождения, город.

У Богов он того не просил,
Но легко ли на корточки падать,
Если память не требует сил,
А забвенье похоже на память.

С днем рождения, город, с днем рождения, город,
С днем рождения, город, с днем рождения, город.

21 августа 1997


19. ВОЕНКОМАТ

Я не пришел в военкомат,
Хоть вызван год тому назад,
В неделю два свободных дня,
И нет болезней у меня.
Я не пришел в военкомат,
Хоть вызван десять раз подряд,
И редко захожу домой,
И телефонный номер мой –
С тех пор, как приглянулся им,
Давно забыт мною самим,
И объясняю свой досуг
Нехваткою рабочих рук...
Я им не стану разъяснять,
Что мне не время умирать,
Что мне не хочется придти
С неполным телом к двадцати;
Не стану лезть в телеэфир,
Не буду лгать, что я за мир,
Что мне не разрешает Бог
Примерить кирзовый сапог.
Не буду гневно обвинять,
И не скажу, что у меня
Врожденный вывих позвонка
И беспричинная тоска...

Я просто не хочу туда идти:
Мне не одолеть пути.
Причину трудно назвать,
Но если кратко сказать –
Я знаю: я не вернусь назад...

В военкомат подать рукой,
Но путь назад совсем другой,
Когда со всех шести сторон
Мир для сознанья застеклен.
Для этих глаз погас экран,
Где телебред по вечерам
О междувыборной борьбе
И старичок из ЦКБ.
Для этих глаз в их двадцать лет
Печной заслонкой попран свет.
И ад в кромешной глубине
У них застыл на самом дне.
И мозг не может ничего,
Как будто вовсе нет его,
И эта смерть страшнее тем,
Что жизнь напоминает всем.
Я не пришел в военкомат,
Хоть вызван год тому назад,
И уж привык, что каждый час
Мне шьют повестку и приказ...

Я просто не хочу туда идти:
Мне не одолеть пути.
Причину трудно назвать,
Но если кратко сказать –
Я знаю: я не вернусь назад...

29 ноября 1998


20. МУСОР

Исчезают обычные люди, нормальные люди:
Вчера они были – сегодня их нет.
Мусор, ответь мне, мусор ,
Где они, мусор,
Куда же ты спрятал сотни парней?
Мусор, не похоже, что ты не причастен,
Что ты ни при чем.
Мусор, я чувствую кожей
Твое приближенье в загоне моем.
Я чувствую, как волна поднимается со дна,
Я ко многому готов, но пусть только не она.
Я перечислю это все –
И подпишется страна на твоих погонах, мусор…
А где-то там, впереди самый главный господин:
Он генерал, и у него славный орден на груди.
Но ты больше виноват, потому что он – один,
А тебя так много, мусор…

Я не знаю, как слышен мой голос,
И как укололась в других моя боль.
Мусор, ты главный виновник,
Сержант и полковник,
Ты – главный покойник всех дембельных бойнь.
Мусор, в тиши гарнизона
Твоею рукою убивают «деды»,
Мусор, не похоже, что ты не причастен,
Что ты ни при чем.
Мусор, я чувствую кожей
Твое приближенье в загоне моем.

Я чувствую, как волна поднимается со дна,
Я ко многому готов, но пусть только не она.
Я перечислю это все –
И подпишется страна на твоих погонах, мусор…
А где-то там, впереди самый главный господин:
Он генерал, и у него славный орден на груди.
Но ты больше виноват, потому что он – один,
А тебя так много, мусор…

1998



21. БУДУЩЕЕ НЕ ПРИДЕТ БЕЗ МЕНЯ

Нет, не погода, не груда облаков,
Но что-то заставляет думать о плохом,
Что есть другие способы жить,
Но ему хочется все так сохранить,
Чтобы оставить в прошлом себя самого
И в настоящем не утратить ничего своего –
Как будто будущее не придет без него.

От простоты и лени, что хуже воровства,
Уйти, но не погрязнуть в бесконечные слова.
Из десяти девять скажут, что это пустяк,
Но он хочет все обустроить так,
Чтоб не посеять в прошлом ничего из того,
Что в настоящем составляет его самого –
Как будто будущее не придет без него.

Я знаю многих, кто скажет или хочет сказать:
«Ну что ты, брат! Зачем же так себя оберегать?»
Но только это не прихоть, а искусство и смысл,
И чтоб я окончательно не опустился вниз,
Не сделал так, чтобы в душе появилась броня,
Мои мысли и память о прошлом храня –
Поскольку будущее не придет без меня.
Поскольку будущее не придет без меня!

1998


22. НАУКА И ЖИЗНЬ

Предо мной проходят лица
Популярных сверхлюдей:
Лев Ландау, Бор, Капица,
Аристотель, Фарадей,
О, Чижевский, Ломоносов...
Двадцать пять фамилий, но –
Ни один не догадался,
В чем же дело? В чем оно?
Одно дело – наука,
Одно дело – наука,
Одно дело – наука,
Другое – жизнь.

Эти двадцать пять фамилий,
Двадцать пять простых имен:
Парацельс, Дальтон, Нобиле,
Роберт Бойль, Паскаль, Ньютон,
О, Чижевский, Ломоносов...
Двадцать пять фамилий, но –
Все избегнули вопроса,
В чем же дело? В чем оно?
Одно дело – наука,
Одно дело – наука,
Одно дело – наука,
Другое – жизнь.

Где вы были: Ом, Бернулли,
Левенгук, Амбарцумян?
Почему вы обманули
Стольких искренних землян?
Вас прельстили скорость света,
Космос и морское дно.
Вы ушли, не дав ответа:
В чем же дело? В чем оно?
Одно дело – наука,
Одно дело – наука,
Одно дело – наука,
Другое – жизнь.

1998




23. НАПОЛОВИНУ (текст?)



24. КАК В КИНО (текст?)


25. НОЧНЫЕ ШАГИ

На улицах ночных следы шагов – твоих, моих.
В густой листве дуэт коротких слов к утру затих.
Здесь днем огромный город по делам своим спешит,
А ночью снова будет этот храм для нас открыт.
Ночные шаги, ночные звонки...
Я верю, что ты исполнишь мечты, мечты.

На улицах ночных следы шагов – твоих, моих.
И нету содержательней часов для нас двоих.
И все, что будет здесь происходить с утра до тьмы,
С мелодией ночных шагов сравнить не сможем мы.
Ночные шаги, ночные звонки...
Я верю, что ты исполнишь мечты, мечты.

На улицах ночных следы шагов – и это знак,
Что нас лишить спасительных оков нельзя никак.
За нас весь город, кажется, сейчас, когда он тих,
А значит, очень скоро зазвучат для нас самих
Ночные шаги, ночные звонки...
Я верю, что ты исполнишь мечты, мечты.

1999


26. Я УВИДЕЛ ТЕБЯ

Я увидел тебя и пошел за тобою.
В серых каплях дождя отражались дома.
Я мечтал, что тебя я от ветра укрою,
И тогда о любви ты мне скажешь сама.

Под балконом твоим я стоял незаметно.
Наступила зима, и увяли цветы.
Я не знал, что весна пролетела, и лето,
Я хотел одного – чтоб услышала ты:

Милая, мне так хорошо, я так тебя люблю,
Наконец-то я тебя нашел, тебя одну!
Наконец-то я тебя нашел, тебя одну,
Мне с тобою хорошо, я тебя люблю!

Мы встречались не раз, от меня ты узнала,
Как в осеннем дожде я увидел тебя,
Я забыл этот день, но любовь не пропала,
Все равно я всегда повторял про себя:

Милая, мне так хорошо, я так тебя люблю,
Наконец-то я тебя нашел, тебя одну!
Наконец-то я тебя нашел, тебя одну,
Мне с тобою хорошо, я тебя люблю,

Наконец-то я тебя нашел, тебя одну,
Мне с тобою хорошо, я тебя люблю!

1999


27. ПОЧЕМУ ТАК СЛУЧАЕТСЯ?

Уже кончается год с тех пор, как я к тебе пришел –
С тех пор, как ты мне говорила, что все будет хорошо,
И будет дом, будет дерево и куча детей –
А вот теперь идет кругом голова от новостей:
Что ты не любишь меня, и так было всегда,
И все, что делали вместе – лишь дорога в никуда,
И как тебя раздражает мой несговорчивый нрав –
Зато теперь я точно знаю, кто из нас был прав.

Почему так случается,
Что люди разлучаются,
И больше не встречаются
Друг с другом никогда?
Я один, и вокруг темно,
И ветер дует мне в окно,
Но знаю точно я одно –
Так будет всегда.

Ведь я тебе говорил: у нас не выйдет ничего,
А ты меня не понимаешь даже после всего.
Ты хочешь полной победы, доказав мою вину,
Но год кончается и все твои идеи ни к чему.
Мне было ясно сначала, что мы не можем вместе жить,
И странно, что меня в обратном ты хотела убедить –
Теперь все стало на место и по-старому пойдет,
Но я не думаю, что скоро мы забудем этот год.

Почему так случается,
Что люди разлучаются,
И больше не встречаются
Друг с другом никогда?
Я один, и вокруг темно,
И ветер дует мне в окно,
Но знаю точно я одно –
Так будет всегда.

Москва, Строгино, 24 августа 1999